Казахстанский институт стратегических исследований

при Президенте Республики Казахстан

Послание Президента Республики Казахстан – К.К. Токаева народу Казахстана

Казахстан в новой реальности: время действий

В нашей стране должна быть укоренена прочная система 
«Ответственное государство – ответственное общество – ответственный человек»

 

На международной арене у Казахстана имидж последовательного и надежного партнера, говорит заместитель директора КИСИ Санат Кушкумбаев. Мы долго и серьезно работали над своей репутацией — и результаты уже вполне солидные.

Наша позиция тверда и последовательна

— Санат Кайрслямович, чем известен Казахстан на международной арене?

— Наверное «фирменное блюдо» нашей внешней политики — это ядерное нераспространение. Все знают, что еще при Советском Союзе президент Нурсултан Назарбаев своим указом от 29 августа 1991 года закрыл Семипалатинский ядерный полигон.

В дальнейшем, когда Казахстан получил независимость, одним из главных предметов международных переговоров был остававшийся от советского периода ядерный арсенал. Он был четвертый в мире. Были многие не только эксперты, но и страны, которые советовали Казахстану не отказываться от ядерного потенциала.

Они говорили, что нам нужно ядерное оружие, но при этом преследовали собственные интересы

— Не совсем понятно, какая выгода может быть кому-то от того, что мы будем владеть ядерным оружием ?

— Целый ряд государств и сам стремится обладать таковым. Уже позже мы увидели, как ракетно-ядерным арсеналом обзавелись например Индия и Пакистан. На Ближнем Востоке гонка к сожалению продолжается до сих пор.

— И что — они планировали каким-то образом разжиться у нас технологиями или документацией?

— Если бы Казахстан оставил у себя ядерное наследство Союза, по факту оказалась бы «размытой» международная система безопасности, сложившаяся еще в прошлом веке. Когда легитимное право на ядерное оружие было только у пяти стран — постоянных членов Совбеза. У остальных государств такого права и такого арсенала не было.

И унаследование советского оружия дало бы прецедент. Это же относилось не только к Казахстану, но и например Украине и Белоруссии, к которым тоже были аналогичные призывы. То есть речь шла о фактическом уничтожении монополии. Однако позиция Казахстана была твердой и последовательной — и мы от него отказались.

— Сейчас Казахстан один из лидеров мирового антиядерного движения. Этой идеологии мы последовательно придерживаемся на протяжении десятилетий независимости. Первый президент неоднократно выступал по этой теме и внутри страны, и с трибуны ООН.

В 2006 году именно в Семипалатинске (что особо символично) пять государств Центральной Азии подписали договор о создании безъядерной зоны в регионе. А в 2009 году Генассамблея ООН объявила 29 августа (напомню, что это день закрытия полигона) — международным днем действий против ядерных испытаний.

— А кто инициировал и подготовил этот договор от 2006 года?

— Вообще участвовали все государства Центральной Азии. Естественно, Казахстан тоже принимал активное участие и подписание состоялось у нас. Очень важно, что процесс начал расширяться.

В 2016 году Нурсултан Назарбаев написал Манифест «Мир. XXI Век» и выступил с ним на саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне. Послание прежде всего было адресовано клубу ядерных держав и его основной лейтмотив в том, что к ядерному разоружению нужно идти вместе.

По сути, это было концептуальное видение мира в 21 веке

В современной глобальной войне не будет победителей и эту угрозу нужно ликвидировать. Фактически любой конфликт в итоге может привести к применению ядерного оружия и все закончится массовым самоубийством. Поэтому ядерное разоружение и есть тот ориентир, на который должна быть направлена современная политика. Чтобы к 2045 году (это столетие ООН) полностью отказаться от ядерного арсенала. Очень амбициозная задача на долгосрочную перспективу.

— То есть регулярно выдаем различные идеи и инициативы. А как к ним в мире относятся?

— Конечно, есть скептики. Но они появляются всегда, особенно если учесть современную систему международных отношений и рост общей конфликтности особенно среди глобальных игроков. Любая инициатива зачастую сначала воспринимается с недоверием, а то и враждебно — к этому нужно относиться нормально.

Вспомним хотя бы историю СВМДА — Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии. В 1992 году на первом же выступлении с трибуны ООН идею создания выдвинул Нурсултан Назарбаев. Новая организация должна был стать аналогом СБСЕ (предшественник ОБСЕ — прим.). Тогда тоже было немало скептиков. А к сегодняшнему дню в СВМДА прошло уже четыре саммита на уровне глав государств, его членами являются 27 азиатских государств. В работе участвуют многие международные организации и страны-наблюдатели (в том числе и США). Весь секретариат в столице Казахстана. То есть весь скептицизм уже закончился.

— Насколько эффективна работа организации?

— Когда в 2002 году прошел первый саммит, за одним столом переговоров сидели представители Индии и Пакистана. А ведь в то время они серьезно конфликтовали. Часто ли случалось, чтобы за одним же столом сидели иранцы и израильтяне? А на саммите СВМДА это было.

Причем работа продолжается. Если не ошибаюсь, в 2014 (тогда в СВМДА председательствовал Китай) Нурсултан Назарбаев предложил сделать следующий шаг и трансформировать в организацию по безопасности и развитию в Азию. То есть ключевыми аспектами обозначил именно безопасность и развитие.

Конечно, эта идея пока не реализована и только обсуждается. Но как в свое время инициатива СВМДА и эта тоже со временем может обрести более четкие контуры. Кстати, с осени 2020 председательство снова перешло к нам и думаю, что мы снова инициируем обсуждение идеи.

— Хорошо уже то, что наши инициативы не игнорируют, есть реакция и отзывы. А каков наш имидж на международной арене?

— Имидж хороший, как у последовательного надежного и предсказуемого партнера. Все эти годы над внешней репутацией серьезно работали и в итоге добились неплохих результатов.

Когда мы говорим о многовекторности — это тоже не декларация, а фактический месседж своим партнерам на внешней арене. Сначала ближним, потом и дальним. Что мы во внешней политике будем придерживаться сбалансированного подхода с учетом национальных интересов. Но вместе с тем и на взаимовыгодных условиях. Это ключевой аспект многовекторности.

Кстати, не все страны, даже фактически тоже придерживающиеся многовекторности, декларируют ее вслух. Но когда говорят официальные лица, это означает, что они хотели бы быть услышанными.

Публикации