Kz Ru En
|||

Казахстанский институт стратегических исследований

при Президенте Республики Казахстан

Послание Президента народу Казахстана

Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность

Только те народы,  которым удастся опередить будущее и решительно пойти навстречу вызовам,

а не стоять и ждать, окажутся победителями

​Актуальные проблемы модернизации казахстанской системы военного образования

Доклад Г.Ф., Дубовцева, главного научного сотрудника Казахстанского института стратегических исследований  при Президенте Республики Казахстан в Республиканском научно-теоретической конференции на тему: «Актуальные проблемы обучения и воспитания курсантов: сущность и содержание» (15 марта 2017 года, Военный институт Сухопутных войск)

 

В своем Послании народу Казахстана «Казахстанский путь – 2050: единая цель, единые интересы, единое будущее» Глава нашего государства Н.А. Назарбаев отметил, что «нам предстоит большая работа по улучшению качества всех звеньев национального образования» [1].

С совершенствованием системы образования связаны все сферы модернизации казахстанского общества, в том числе и военной организации государства. Это закономерно, поскольку в обеспечении оборонного потенциала страны ведущая роль принадлежит профессиональным военным кадрам, подготовка которых осуществляется, в основном, в казахстанских военных учебных заведениях.

Повышение эффективности функционирования системы военного образования отнесено действующей Военной доктриной Республики Казахстан к числу основных направлений развития военной организации государства [2] . Исходя из этого, модернизация этой системы является одной из важнейших мер, обеспечивающих комплексное развитие Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований.

Главная цель модернизации системы военного образования заключается в том, чтобы привести содержание и качество подготовки слушателей и курсантов военных учебных заведений в соответствие с требованиями времени, обеспечить гарантированное и устойчивое комплектование Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований высококвалифицированными военными кадрами. Система военного образования должна быть достаточно гибкой и эффективной, отвечать не только потребностям и задачам современной военной организации, но и реальным экономическим возможностям государства. Создание конкурентоспособной системы военного образования является важнейшим фактором укрепления кадрового потенциала армии.

Кадровый потенциал – это важнейшая составляющая обеспечения успешного военного строительства. Наличие эффективной системы подготовки военных кадров является необходимым условием совершенствования военной организации государства, укрепления его обороноспособности.

Как известно, боевая готовность и боеспособность любой армии самым непосредственным образом зависит от уровня профессиональной подготовки и мотивации военнослужащих всех категорий. Особое значение в современных условиях  приобретает эффективная деятельность по подготовке офицерских кадров, поскольку именно от офицеров – грамотных, квалифицированных, хорошо знающих военное  дело специалистов - зависит эффективное управление войсками в ходе повседневной деятельности и при выполнении боевых задач.

За последние годы Министерству обороны и другим силовым ведомствам Казахстана, в целом, удалось создать систему подготовки военных кадров, выстроенную адекватно перспективам развития Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований. Созданные в течение последних лет нормативно-правовая, методическая и учебно-материальная база, в целом, позволяют осуществлять качественную подготовку военных кадров для Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований. 

В условиях изменения форм и способов ведения военных действий неизбежно должен изменяться и облик Вооруженных Сил, их кадрового потенциала. Следовательно, должна меняться система подготовки военных кадров, основу которой составляет система военного образования. В ходе ее модернизации должны совершенствоваться все составляющие, начиная от управленческих структур и заканчивая содержательными аспектами подготовки офицерского состава по различным специальностям.

          В настоящее время существует ряд проблем, которые напрямую влияют на процесс модернизации казахстанской системы военного образования.

          Первая. Уровень военно-профессиональной подготовки выпускников, особенно их практических умений и навыков, не в полной мере соответствует возлагаемым на них задачам.    

Практика повседневной деятельности войск показывает, что многие выпускники военных учебных заведений не обладают необходимыми знаниями и практическими навыками. Причем это относится как к уровню их профессиональной подготовки как специалистов по эксплуатации вооружения и военной техники, так и к уровню командно-методических навыков, умению обучать и воспитывать подчиненных.

Практическая подготовка многих молодых офицеров, особенно по вопросам грамотной и безаварийной эксплуатации вооружения и военной техники, воспитания и обучения подчиненных военнослужащих, является посредственной.

           В вузах недостаточно внимания уделяется методической подготовке курсантов, формированию у них лидерских и педагогических качеств, изучению  психологии воинских коллективов, умению вести индивидуально-воспитательную работу с подчиненными, прежде всего военнослужащими по контракту.

Подготовка офицера сопряжена с необходимостью воспитания у курсантов определенных профессиональных и морально-волевых качеств, обеспечивающих их готовность к руководству воинскими коллективами и принятию обоснованных решений не только в условиях повседневной деятельности, но и в боевой обстановке, к преодолению трудностей воинской службы, к готовности рисковать своей жизнью ради выполнения поставленной боевой задачи. Такие качества воспитываются в военных учебных заведениях всем укладом повседневной деятельности на основе сформированных воинских традиций и четкой организации службы войск.    

Вторая.  Несовершенство кадровой политики в системе военного образования.

В этой сфере не должно быть случайных людей. Анализ показывает, что качество подготовки курсантов,  эффективность их воинского воспитания напрямую зависят от опыта и профессионализма командного и профессорско-преподавательского состава военно-учебных заведений.

Слабым звеном военных вузов на сегодняшний день является уровень подготовки командиров курсантских подразделений – рот и взводов, на которых лежит основная нагрузка по воинскому воспитанию подчиненных, подготовке их к руководству воинскими коллективами.

Как правило, командиры соединений и воинских частей неохотно расстаются с перспективными офицерами, которые отбираются на вакантные должности в вузы, и зачастую для назначения на эти должности представляют тех, кто в дальнейшем испытывает трудности в работе с курсантами. Это одна из причин снижения уровня воинской дисциплины в некоторых подразделениях вузов, а также недостаточного  уровня профессиональной подготовки их выпускников.

Имеются проблемы также с подбором офицеров на должности преподавателей. Даже большой войсковой опыт офицера не может гарантировать того, что он может стать хорошим преподавателем. На подготовку такого специалиста необходимо затратить годы. А это предполагает тщательный отбор офицеров в вузы, их  обучение и наставничество над ними более опытных коллег.

В этой связи необходимо совершенствовать систему изучения, подбора и назначения офицеров на должности командно-преподавательского состава вузов на основе всестороннего анализа морально-деловых качеств, служебной деятельности и их профессиональной подготовленности. 

           Третья. Недостаточно эффективно используется и медленно совершенствуется учебно-материальная база военных учебных заведений.

 Как показывает опыт, применение современных тренажерных комплексов и информационно-технических средств, в сочетании с традиционными формами и методами обучения, позволяет значительно повысить качество подготовки военных специалистов.

 Обеспечение вузов современным оборудованием, образцами вооружения и военной техники – процесс дорогостоящий и он решается в течение длительного времени. В 2008-2009 годах были предприняты серьезные меры по совершенствованию учебно-материальной базы в военно-учебных заведениях, созданию современных образовательных комплексов, основанных на передовых программно-аппаратных решениях.

 Была разработана концепция мультисервисной информационной образовательной среды Министерства обороны (МИОС), объединяющая все военные учебные заведения в единый образовательный контур. В рамках реализации этой концепции все вузы были оснащены современными программно-техническими средствами обучения, построенными на интерактивных мультимедийных технологиях, было организовано создание мощных цифровых образовательных ресурсов. По замыслу проекта предполагалось, что курсантам и слушателям будет обеспечен доступ в закрытой сети к учебным материалам по любой из изучаемых дисциплин всех вузов, как это сделано в США, Великобритании, Германии. Помимо этого, МИОС позволяет в реальном масштабе времени проводить интерактивные уроки для обучаемых нескольких вузов одновременно, а также осуществлять контроль за проведением занятий в любой из аудиторий вузов, оборудованной этой системой. Эти возможности были подтверждены проведением таких занятий и такого контроля с участием руководства Министерства обороны. Кроме того, был обеспечен доступ в Интернет из  компьютерных классов и читальных залов вузовских библиотек, что позволяло обучаемым использовать для подготовки к занятиям ресурсы электронных библиотек казахстанских и даже зарубежных вузов. В каждое военное учебное заведение было поставлено оборудование для оцифровки учебной литературы, что позволяет создавать собственные электронные библиотеки.

Как показывает анализ, несмотря на значительные средства, затраченные на создание МИОС, в большинстве вузов дорогостоящее оборудование используется неэффективно. Прежде всего, не создана закрытая сеть, объединяющая все военные учебные заведения. Внутри вузов информационные сети в образовательном процессе используются мало под предлогом защиты государственных секретов, хотя учебные материалы закрытого характера составляют незначительную часть, особенно в Военном институте Сухопутных войск. Из этих же соображений обучаемым значительно ограничен доступ к Интернету.      

Комплексы для оцифровки учебной литературы в военных институтах используются неэффективно, доказательством чего является тот факт, что за прошедшие годы не созданы  электронные образовательные ресурсы по всем специальностям подготовки офицеров.

Обновление учебной литературы, особенно по техническим специальностям, осуществляется в объемах, не удовлетворяющих потребности вузов.

Вместе с тем в военных институтах очень мало издается учебно-методических материалов, которые разрабатываются профессорско-преподавательским составом. Существующими штатами военно-учебных заведений количество должностей преподавателей определено с расчетом участия каждого из них в научной и учебно-методической работе. Поэтому каждый преподаватель обязан   в течение учебного года разработать как минимум одно учебное или методическое пособие. Только при такой постановке вопроса можно решить проблему дефицита учебной литературы для обучения курсантов.

Перечисленные выше проблемы в организации подготовки офицерских кадров, в использовании существующей учебно-материальной базы вузов и ее совершенствовании сдерживают модернизацию системы военного образования. Как следствие, это отражается на уровне подготовки выпускников военных учебных заведений, а в последующем - и на уровне подготовки подразделений, которыми они командуют в войсках.

 

Поэтому на решение существующих проблем должны быть направлены усилия командного и профессорско-преподавательского состава ВУЗов.  Необходимо больше внимания уделить анализу отзывов на выпускников из войск и своевременной корректировке организации и содержания учебного процесса, усилив его практическую направленность, производить тщательный отбор кандидатов на вакантные должности командного и профессорско-преподавательского состава.

 

Вооруженным Силам, другим войскам и воинским формированиям   нужны хорошо подготовленные специалисты, умеющие организовать грамотную эксплуатацию вооружения и военной техники, обучение и воинское воспитание подчиненных, глубоко мотивированные в избранной ими военной профессии. В этой связи и необходима модернизация системы военного образования, прежде всего, развитие его материальной базы, повышение профессионализма руководства, а также командного и профессорско-преподавательского состава военных учебных заведений.

 

Список использованных источников

 

  1. Послание Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева народу Казахстана «Казахстанский путь – 2050: единая цель, единые интересы, единое будущее», 17 января 2014 года //Официальный сайт Президента Республики Казахстан. http://akorda.kz.
  2. Военная доктрина Республики Казахстан, утвержденная Указом Президента Республики Казахстан от 11 октября 2011 года №161 // http://akorda.kz.

 

_____________________________________________________________

25 лет врозь. И четверть века вместе

 

Георгий ДУБОВЦЕВ, полковник запаса, член-корреспондент Академии военных наук Казахстана и Академии военных наук России, рассказывает  о сотрудничестве Республики Казахстан  и Российской Федерации в оборонной сфере

 

В Казахстане разрабатывают важный документ: новую военную доктрину. Как на этом фоне складываются отношения  страны со своим ближайшим партнёром и союзником – Россией? Ожидаются ли изменения в военной политике двух государств?

 

 

В чём разница?

 

- Георгий Фёдорович, окинем взглядом весь спектр  казахстанско-российского военного сотрудничества. Какие события вас порадовали? Возможно, что-то огорчило…

-Результаты  прошлого, 2016-го года  показывают: содружество наших стран в военной сфере развивается довольно успешно. В соответствии с планами двустороннего военного и военно-технического сотрудничества, которые действуют сегодня. Эти документы разрабатываются представителями двух оборонных ведомств и утверждаются  министрами обороны обеих стран. Планы имеют среднесрочный характер и действуют, как правило,  три года. Скажу откровенно, меня  как военного эксперта  такая стабильность радует. Чем запомнился  2016-ый? Прошли мероприятия, направленные на совершенствование оперативной подготовки органов управления и боевой подготовки воинских формирований. Прежде всего, в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Не будет преувеличением сказать: союзнические обязательства Казахстана и России – надёжный фундамент всей организации. Прошли плановые учения «Взаимодействие-2016». В них участвовали коллективные силы оперативного реагирования. Заключительный этап учений проводился в  августе на центральном полигоне российских ВДВ в Псковской области. В течение трёх дней был отработан широкий спектр задач по локализации условного пограничного конфликта на территории одного из государств, входящих в оборонительный союз. От Казахстана там участвовали десантно-штурмовые подразделения. В рамках общего плана ОДКБ в октябре проводилось совместное тактическое учение «Рубеж-2016» в Кыргызстане с воинскими контингентами Коллективных сил быстрого развёртывания  в Центральной Азии. Это учение стало заключительным этапом в практической подготовке органов управления, в формировании сил и средств системы коллективной безопасности ОДКБ.

- Неспециалисту трудно разобраться, чем «силы оперативного реагирования» отличается от « сил быстрого развёртывания»…

-Скажем так, они решают разные задачи. Различаются и по количеству военнослужащих. Коллективные силы оперативного реагирования (КСОР) – это контингент, в котором около 20 тысяч человек. Здесь  представлены все страны, входящие в оборонительный союз. В состав КСОР от Казахстана входят десантно-штурмовая бригада, реактивный дивизион, разведывательный батальон и авиагруппа. Также представлены  формирования специального назначения МВД, служб национальной безопасности, МЧС и спецподразделения антинаркотических ведомств. Коллективные силы оперативного реагирования предназначены для решения задач по урегулированию конфликтов различной интенсивности, проведения специальных операций, в том числе по пресечению террористических атак и насильственных экстремистских действий, проявлений организованной преступности, а также по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

В Коллективные силы быстрого развёртывания центральноазиатского региона входят три батальона от России, два от Казахстана, остальные страны ОДКБ представлены одним батальоном. Общая численность личного состава -  около четырёх тысяч человек. Авиационная составляющая  находится на российской военной авиабазе Кант в Кыргызстане. Они могут быть использованы  для локализации небольшого, так сказать, «домашнего»  конфликта или террористической угрозы  – в нашем регионе. Кроме того, в ОДКБ есть и коллективные миротворческие силы – около четырёх тысяч человек. Их цель - решение специфических задач по поддержанию мира – в том числе и на территории других стран. Разумеется, если будет мандат Совета безопасности ООН. Учения миротворческих сил «Нерушимое братство-2016» прошли в августе прошлого  года в Республике Беларусь. В ходе их были отработаны вопросы проведения операции по поддержанию мира по мандату Совета Безопасности ООН в условной стране, не входящей в ОДКБ.

К одному знаменателю

 - Безопасность страны регулируется двумя документами - Стратегией национальной безопасности и военной доктриной. И опять возникает вопрос – в чём разница?

-  Стратегия – это комплексный документ закрытого характера. Она разрабатывается на среднесрочную перспективу. В ней рассматривается деятельность государства, направленная на обеспечение безопасности во всех областях нашей жизни. Учитывается не только военная, но и внешне-, внутриполитическая, экономическая, финансовая, информационная, экологическая и другие сферы. Действие  документа закончилось  в прошлом году. Его принимали в конце 2011-го, на 2012-2016 годы. За это время много чего произошло. И в государствах СНГ, и на территории Ближнего Востока. Поэтому логично предположить, что сейчас кипит работа над новым вариантом «Стратегии». А военная доктрина – документ открытый. С его проектом могут ознакомиться все желающие на сайте Министерства обороны Республики Казахстана. Это официально принятая в государстве система взглядов на обеспечение военной безопасности и обороны страны. Сейчас разрабатывается  пятый по счёту документ подобного рода. По времени действия и Стратегия национальной безопасности, и военная доктрина, как правило, совпадают.

- Насколько военная доктрина учитывает интересы нашего партнёра и стратегического  союзника – России? Судя по вашему лукавому взгляду тут не всё так просто…

-  Я полагаю, об этом рано говорить. Свои замечания я направил разработчикам. Этот документ существенно отличается от предыдущих военных доктрин, все разделы в нём значительно переработаны. Я был в числе  разработчиков трёх предыдущих документов, поэтому могу сравнивать. Определённые изменения коснулись и вопросов военного сотрудничества – в том числе и с государствами, входящими в ОДКБ.

- Перейдём к конкретике. Как известно, сейчас мы обучаем своих офицеров в военных учебных заведениях самых разных государств – в России,  США, Турции, Китае и т.д. Не нарушает ли такая практика баланса интересов, союзнических обязательств, ведь наша армия выстроена по образу и подобию российской? Скажем, у каждой страны собственная военная школа. И как всё это привести к одному знаменателю?

- В этой сфере всё зависит от кадровой политики министерства обороны. Такие противоречия в прошлом возникали, не буду скрывать. Не является секретом тот факт, что ранее некоторые высокопоставленные военные чиновники  ориентировались, как правило, на западные стандарты – со всеми последствиями, вытекающими из этого обстоятельства.  Предпринимались попытки организации управления войсками не через генеральный штаб, а через «офис министра обороны». Такие «новации» пытались инициировать отдельные должностные лица в  военном ведомства. Но, к счастью, это время прошло. Семь лет назад  я уволился в запас, ушёл со своей должности в министерстве обороны страны и посвятил себя целиком военной науке. Отмечаю, что перемены, которые произошли  в военном ведомстве, весьма благотворно отразились на  его деятельности. Тех, кто пытался по-своему трактовать политику президента и нашего государства, уже давно нет в его стенах, и они не влияют на принятие решений руководством  оборонного ведомства. Назначение министром обороны опытного военачальника, генерал-полковника Сакена Жасузакова  - шаг в правильном направлении. Убежден, что министерством обороны должен руководить профессионал.

 

Крепкое плечо брата

 

- То есть, вы не согласны с европейским взглядом на то, что «война слишком серьёзное дело, чтобы поручать её генералам»?

- Во-первых, далеко не все красивые парадоксы – истина в последней инстанции. Во-вторых, мы говорим не о войне, а об обороне. А это каждодневный нелёгкий труд, требующий профессионализма. К примеру,  в Германии министр обороны - доктор медицины,  многодетная мать. Весьма достойный послужной список, но к военному делу он никакого отношения не имеет. В США военно-воздушными силами пока еще командует дама, которая, мягко говоря, не обладает соответствующей подготовкой. И порой делает такие заявления, которые шокируют даже «ястребов» в Вашингтоне. А сухопутные войска еще совсем недавно возглавлял человек, придерживавшийся нетрадиционной сексуальной ориентации.  Этот факт  - был чуть ли не самой обсуждаемой темой в прессе. Можно только догадываться, по какому принципу этот военачальник осуществлял кадровую политику. Понимаете, министерство обороны – слишком серьёзная структура. И там подобные эксперименты могут иметь самые тяжёлые последствия. Должностные лица наделены такими огромными полномочиями и властью, которые позволяют им отдавать подчинённым войскам приказы на выполнение задач с применением оружия и военной техники, в том числе связанных с риском для жизни военнослужащих и населения. А  непрофессионалы подчас себя окружают некомпетентными помощниками и советниками. И это ничего, кроме вреда, не приносит. В Казахстане тоже осознали: в такой сложной и специфической сфере, как оборона страны,  лучше обходиться без парадоксов. Не так давно на должность первого заместителя министра обороны - начальника генерального штаба Вооружённых сил Республики Казахстан   был назначен генерал-лейтенант Мурат Майкеев, а заместителем министра обороны генерал-майор Талгат Жанжуменов. Они известны как высокопрофессиональные и авторитетные военачальники. Надеюсь, что в военном ведомстве и впредь на высокие должности будут назначаться только профессионалы, имеющие профильное  военное образование и соответствующий опыт воинской службы.

- Один из позитивных результатов военного сотрудничества с Россией – продажа оружия и  спецоборудования Казахстану по внутренним ценам соседней страны. Этот факт с пониманием воспринимается в оборонных ведомствах обеих стран. Разумеется, есть поставки секретные, и мы их касаться не будем. Но о чём-то, видимо,  можно сообщить широкой общественности…

- Прежде всего, скажу о современных истребителях четвёртого поколения

Су-30 СМ, которые  были поставлены в 2015 году. Они участвовали в военном параде в небе над Астаной. В январе 2017 года в Военно-воздушные силы нашей армии поступили многофункциональные боевые вертолеты МИ-35М, которые  отлично зарекомендовали себя в Сирии.  Для военно-морских сил Казахстана  Россия построила рейдовый  тральщик, который уже поступил на вооружение. В рамках создания региональной  системы противовоздушной обороны  российская сторона поставила Казахстану зенитные ракетные комплексы С-300ПС.  Мы закупили современную бронетанковую технику, в частности БТР-82А, который оснащён боевым модулем с артиллерийским орудием. Это  также тяжёлые огнемётные системы «Солнцепёк» и боевые машины поддержки танков «Терминатор». Любопытный факт: это современное оружие наша армия получила раньше, чем российская, о чём с досадой писала пресса соседнего государства. В связи с событиями в Сирии, полагаю, этот перекос устранён. Что можно сказать о нашем сотрудничестве в целом. 25 лет наши армии, как и государства, живут по своим собственным законам. Но все эти годы мы вместе. Казахстан  чувствует твёрдое плечо брата и союзника - России.

- Военные эксперты  нашей страны порой высказывают   такое опасение: Казахстан может быть втянут в те военные операции, которые Россия ведёт в Сирии. Мы же союзники…

- Моя лукавая улыбка, как вы выразились, связана как раз с тем,  что такие мнения, как говорится, «имеют место быть». Дескать, ради выполнения союзнических обязательств от нас потребуют участия в антитеррористической операции в Сирии. Не понимаю, на чём основаны такие предположения. Для России важно, чтобы мы оказывали своему союзнику политическую поддержку, а не военную.

- Вы хотите сказать, что  разработчики военной доктрины решили перестраховаться…

- Замечу, что в их действиях была определённая логика. Но с другой стороны, коалиционное военное строительство, сотрудничество в рамках военно-политического союза требуют, чтобы оно было равноправным. Если только одна сторона будет  вкладывать свои силы и средства  в укрепление военно-политического блока, а другие будут действовать с прохладцей, такой союз обречён. Мне кажется, в этом смысле действия российской стороны вполне грамотные и  взвешенные. Москве выгодно, чтобы Казахстан и другие государства, входящие в ОДКБ, не были подвергнуты западным санкциям. Это создаёт поле для манёвра. В том числе и военного.

- Несколько слов о ереванском саммите ОДКБ, в котором участвовали главы всех пяти государств, входящих в оборонительный союз…

- Он проходил в столице Армении  14 октября прошлого года. Утверждена Стратегия коллективной безопасности ОДКБ.  Она будет действовать до 2025 года. В этом документе определены стратегические цели и задачи, а также меры, предпринимаемые Организацией договора о коллективной безопасности,  в общих интересах. Этот документ, подписанный нашим президентом,  не противоречит планам, которые разрабатываются в Казахстане.

- В конце концов, лучше воевать с международным терроризмом в Сирии или Ираке, чем, скажем, на Кавказе, в Татарстане или в Западном Казахстане. В нашей стране это понимают?

-Безусловно!

Тяжело в учении?

- В местной прессе доводится читать негативные оценки по поводу российских военных баз, находящихся  в Казахстане. Это, конечно же, не совсем точная формулировка. Речь идёт  об арендованных территориях. Такая ситуация устраивает политическое руководство  нашей страны? Или здесь таится скрытая угроза?

-Такое сотрудничество сложилось исторически. Аренда полигонов была прописана в первых соглашениях, которые заключили два суверенных государства. Отмечу, что это неплохой доход для республиканского бюджета. Сейчас решается вопрос о возвращении большей части полигона Тайсолган в Западном Казахстане. Там в советское время проводились  подземные ядерные взрывы для  создания полостей в соляных пластах.  Ежегодно Казахстан получал от России 4 миллиона долларов. Казалось бы, неплохие деньги. Да и взрывов там давно нет, экологическая обстановка нормальная. Но на этой территории проживают до полутора тысяч человек. Они не могли оформить в собственность своё жильё, поскольку территория была арендована Россией. Теперь этот вопрос снимается. Недавно в средствах массовой информации Республики Казахстан появилось сообщение: территория бывшего испытательного полигона Эмба в Актюбинской области тоже передаётся Казахстану. Полигон Сары-Шаган пока остаётся в аренде, но его территория сокращается. Так что процесс запущен. Два оборонных ведомства находятся в постоянном  контакте. Наследство министерства обороны СССР постоянно сжимается. Отмечу, что военные разработки и инновации оборонного характера  на арендуемых военных полигонах используются и для обеспечения безопасности нашей страны.

- Когда критики казахстанско-российского сотрудничества говорят об «иностранных базах», они как минимум лукавят. Скажем, Гуантанамо отделено от Кубы границей, преодолеть которую непросто. А дорога для казахстанских коллег на российские полигоны всегда открыта. И они легко могут проверить, чем занимаются их союзники на территории суверенного Казахстана…

-Совершенно верно. И в этом смысле мне хотелось бы выделить Байконур. Это пример того, как должны взаимодействовать добрые соседи. Мне доводилось неоднократно разговаривать с жителями этого города, гражданами Казахстана. Они с большим уважением и с пониманием относятся к действиям российской администрации. Город хорошеет на глазах. Напомню, что здесь бок о бок работают две администрации – российская и казахстанская. Две полиции, два суда и две прокуратуры. Чиновники  честно делят свои права и обязанности, как и полагается деловым партнёрам и добрым друзьям. И самое главное: на территории арендованных полигонов действуют законы Республики Казахстан.

- Бросим взгляд на 2017 год. Какие события заслуживают внимания и осмысления?

- Состоится серия учений. Прежде всего, «Взаимодействие-2017».  Серьёзным испытанием будут армейские Международные игры. В прошлом году они проводились на территории России и у нас в стране, так что опыт есть. Весьма показательно, что в прошлом году Казахстан занял второе общекомандное место, завоевав две золотые медали, обогнав китайскую команду, которая получила только  одно «золото». Причём, в большинстве конкурсов представители Казахстана были в призовой «тройке». В этих играх принимали участие 19 стран. Мы не уступили таким неслабым странам-участницам как Китай, Индия, Иран и Беларусь. В рейтингах, которые публикуются в специализированных изданиях Европы и Америки, казахстанской армии  почему-то всегда определяются места после вооружённых сил Украины и Узбекистана. Эти игры показали: доверять таким рейтингам надо с большой долей осмотрительности. Сошлюсь на собственный опыт. Большую часть воинской службы я занимал командные должности. И поэтому могу уверенно утверждать, что здесь не всё так просто. Многие мои подчинённые, только начинавшие службу, после шести месяцев упорных тренировок обходили в различных видах состязаний по боевой подготовке своих более опытных товарищей, которые служили не первый год. Так что любой рейтинг подтверждается либо в боевых условиях, либо в ходе учений и состязаний, максимально приближённых к ним. Полагаю, что это хорошо понимают руководители вооружённых сил стран НАТО, представители которых, за исключением Греции, не принимали участия в прошлогодних армейских играх. На всякий случай перестраховываются. Армейские международные игры – это показатель профессионализма участников состязаний. Скорее всего, в 2017-ом увеличится число конкурсов. Например, на территории Казахстана пройдут конкурсы среди артиллеристов и снайперов «Мастера артиллерийского огня» и «Снайперский рубеж», соревнования  военных поваров «Полевая кухня»,  состязания  кинологов «Верный друг». Впервые состоятся  ралли на бронеавтомашинах и многоборье среди военнослужащих-женщин.

Подготовка к играм 2017 года в казахстанской армии уже началась. Такая состязательность на пользу делу. Это не натаскивание. А настоящая, добротная и интенсивная боевая учёба во всех видах вооружённых сил и родах войск, которая способствует значительному повышению качественных параметров нашей армии и пригодится участникам в реальной воинской службе.

 

Беседовал

ВЛАДИМИР ШТОСС

Интервью в газете «Весь мир» №1(75), январь-февраль 2017 г. – С.1, 3