Kz Ru En
|||

Казахстанский институт стратегических исследований

при Президенте Республики Казахстан

Послание Президента народу Казахстана

Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность

Только те народы,  которым удастся опередить будущее и решительно пойти навстречу вызовам,

а не стоять и ждать, окажутся победителями

Новый срок президента рухани?

 

В мае в Иране состоятся президентские выборы. Уже известно, что действующий президент Хасан Рухани будет баллотироваться на второй срок. Конституция исламской республики Иран это разрешает. Поддержат ли его избиратели?

Читателям «АиФ Казахстан» помогает разобраться в ситуации Санат КУШКУМБАЕВ, заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан, доктор политических наук.

 

Процесс пошёл

- Санат Кайрслямович, мы с вами регулярно следим за событиями в этой восточной стране, что закономерно. Иран - сосед по Каспию, а теперь ещё и гарант мирного процесса в Сирии. Но сейчас поговорим о предстоящих выборах. Что предъявит электорату президент страны? Что удалось ему сделать, а чего не удалось?

- Снятие западных санкций - одно из ключевых предвыборных обещаний президента Рухани. Правда, произошло это не так быстро, как ему хотелось. Наверное, какие-то ожидания оказались излишне оптимистичными. Но всё-таки процесс начался. Ирану удалось выйти из списка государств, которые составляют пресловутую «ось зла» - по терминологии американцев. При том, что многие страны мира с таким определением молчаливо согласились, что особенно уязвляло гордых персов. Эта тема практически не сходила со страниц иранской прессы и всегда болезненно воспринималась в обществе. Теперь диалог «Иран-Запад» начался. Конечно, он идёт непросто, ну а кто ожидал, что всё будет гладко? Надо отметить, что все четыре года после своего избрания Хасан Рухани подвергался критике со стороны консервативной части общества. Впрочем, высший правитель Ирана и его духовный лидер Али Хаменеи воздерживались от критических замечаний по внешней политике, что, несомненно, помогло стране пройти весь первый президентский срок Рухани без серьёзных политических потрясений. Здесь надо пояснить, что президент в Иране занимает важную, но всё же вторую строчку в истеблишменте. Аятолла Али Хаменеи - реальный руководитель государства. Насколько я понимаю, действующая связка «верховный лидер - президент» выдержала испытание временем, поэтому он идёт на второй срок. Али Хаменеи призвал иранский народ сплотиться, сделать правильный выбор. Что ещё? Экономические реформы не дали быстрого эффекта. Иран - огромная страна, во многом ещё консервативная. Особенно в глубинке. Четырёхлетний срок недостаточен для того, чтобы получить желаемый результат. Инерционность развития общества - это объективный фактор.

 

«Интернацио-нальные бригады». иранский вариант

- В своё время граждане СССР гордились тем, что оказывают «интернациональную помощь» Азии и Африке, а потом и Афганистану. Чем это завершилось, мы с вами прекрасно помним. Сегодня иранские «стражи революции» сражаются в Сирии против ИГИЛ, помогают хуситам в Йемене. «Маленькие победоносные войны» имеют обыкновение давить на бюджет и оборачиваться людскими потерями.

- Это болезненный вопрос для иранского общества. Тем не менее Иран просто не может бросить братьев-шиитов в Йемене и союзников в Сирии. В целом иранское общество разделяет эту позицию. В Йемене официальные власти говорят о поставках оружия и военного снаряжения повстанцам со стороны Тегерана. Что-либо определённое сказать сложно. Но очевидно, что современные войны и конфликты приобретают всё более «гибридную» форму.

- В Йемене Иран и Америка схлестнулись в остром клинче - в отличие от Сирии, где они как бы по одну сторону баррикад. Не могу не спросить вас о Трампе, который отметился несколькими антииранскими заявлениями. Не наложит ли он новые санкции на исламскую республику, тем более что в этом вопросе его, скорее всего, поддержит и конгресс США? Как воспринял словесную атаку 45-го президента США сам Рухани? Его окружение?

- Мне думается, он ответил довольно жёстко, но не грубо, не переходя на личности. Тем самым оставляя открытой дверь для равноправного диалога. Впрочем, в Иране не питали особых иллюзий по поводу нового хозяина Овального кабинета. В отличие от той же России. Рухани ещё до избрания Трампа высказывался в том смысле, что по так называемому «иранскому досье» в позициях демократов и республиканцев особых различий не наблюдается. Что лишний раз доказывает его проницательность. Политика давления, недоверие и даже шантаж по отношению к ИРИ, увы, сохраняются.

- Иран - полноправный участник переговоров по урегулированию конфликта в Сирии. Но не получится, что они будут сорваны - из-за позиции США?

- Встречи в Астане и в Женеве - это долгосрочный процесс, рассчитанный на месяцы, а может, и годы. Будут «приливы» и «отливы», их не избежать. Надеюсь, что разум и прагматизм всё-таки возьмут верх. Люди устали воевать. Переговоры - это рутинная работа. То, что они ведутся, - уже неплохо. В Астане удалось усадить за один стол людей, которые раньше смотрели друг на друга через оружейные прицелы.

- Мы с вами помним, что новый президент пришёл во власть с минимальным перевесом голосов - за него голосовало около 51% избирателей. И хотя ему удалось избежать второго тура, было ясно, что страна в своих политических предпочтениях раскололась пополам. На сторонников и противников, в лучшем случае - оппонентов. Ваш прогноз: прибавилось ли избирателей, симпатизирующих президенту?

- Вопрос непростой. Иранцы ожидали более быстрых экономических изменений. Но мировой кризис никуда не делся, особо тут не разгонишься. Надо прямо сказать, этот факт играет против президента. Определённые разочарования в обществе присутствуют. И нет сомнения, что соперники Рухани попытаются разыграть эту карту.

 

Устаревшее «досье»

- Удалось ли иранцам разморозить свои активы за рубежом?

- В целом - да. И в этом тоже несомненная заслуга иранского президента. Но есть часть вкладов, которые американцы не связывают с ядерной программой. У американцев к Ирану немало претензий, как и у Ирана к США. И здесь ещё иранским дипломатам и финансистам придётся поработать. На Востоке ничего быстро не делается…

- Но всё равно есть прогресс. Уж лучше пусть ведут переговоры. Гораздо хуже, когда толпа «революционной» молодёжи берёт в плен американских дипломатов. Или когда бригада коммандос США высадилась в пустыне, чтобы освободить заложников. Только поломка вертолёта остановила этот безумный план. Представляю, сколько бы людей погибло! Были ведь и такие страницы в истории отношений Ирана и США…

- Любой худой мир лучше доброй ссоры. И тем более выяснения отношений с помощью вертолётов и автоматов...

- Надо отметить, что и Казахстан, и Россия, и Китай если и придерживались решения ООН о санкциях, то вынужденно. И уж никогда не были их ярыми сторонниками. Полагаю, что иранцы этого не забудут. Поэтому не могу не спросить вас, как развиваются торгово-экономические отношения с нашим соседом по Каспийскому морю? Товарооборот растёт, падает или на одном уровне?

- 10 лет назад объём взаимной торговли достиг 2,5 млрд долларов. Мировой кризис, усугублённый санкциями, сделал своё дело. В 2013 году удалось выйти только на 600 млн - падение более чем в 4 раза! В 2014-м ситуация вроде стала выправляться - 900 млн. Но в 2015-м опять падение - 700 млн. В 2016-м произошёл небольшой рост - до 750 млн. Всё же тенденция наметилась обнадёживающая. Эксперты в Астане и в Тегеране уверены: если нам не будут мешать и если удастся реализовать все соглашения, подписанные двумя государствами, есть шанс в будущем выйти на 4 млрд долларов. Тем более что во время работы Хасана Рухани в своей нынешней должности удалось соединить иранские железные дороги с магистралью, проложенной по восточному побережью Каспия. Теперь из казахстанского города Актау в иранский Горган можно попасть по «железке» без пересадок. Впрочем, и здесь есть свои проблемы. Транспорт - сфера довольно инерционная. Надо найти товар в обе стороны. Необходимо доказать товаропроизводителю, что по земле доставка груза и выгоднее, и надёжнее. Конкуренцию с морским флотом никто ведь не отменял. У каждого способа передвижения свои плюсы и минусы. В своё время была организована продажа нефти по способу замещения. Так называемые SWAP-перевозки. Иран получал сырьё из Казахстана и России в своих портах на Каспии. И отгружал примерно такое же количество углеводородов в портах Персидского залива. Санкции нарушили отлаженные схемы. Теперь всё это надо восстанавливать заново. А это не так просто. Бизнес нашёл новые пути, новые адреса. Сейчас по этому поводу ведутся интенсивные переговоры. Просматриваются новые возможности. Иран будет покупать продукцию наших металлургических заводов, зерно и муку. Мы повезём из южной страны продукцию машиностроения, сухофрукты, плодоовощную продукцию, товары широкого потребления. У Ирана есть опыт добычи нефти и газа. Думаю, что совместные предприятия в этой отрасли и возможны, и необходимы.

 

Потери ещё посчитают

- В 2013 году «АиФ Казахстан» опубликовал диалог с вами. Материал назывался «Первый год президента Рухани». Ссылаясь на данные иностранных экспертов, вы привели такую цифру: потери Ирана от западных санкций составили, по самым скромным подсчётам, 30 млрд долларов. Скептики увеличили эту цифру ещё на 10 млрд. Есть более свежие, более точные данные? Это ведь тоже козырь в предвыборных баталиях…

- Увы, пока нет, хотя я внимательно изучаю как наши, так и иранские источники. Я думаю, эти подсчёты ещё впереди. Есть как прямые, так и косвенные издержки. Как мне представляется, эти цифры надо умножить на два как минимум.

P.S. Когда материал был подготовлен к печати, из Тегерана пришло сообщение: на предстоящих выборах выставил свою кандидатуру Махмуд Ахмадинежад, бывший президент Ирана. Поэтому интервью пришлось продолжить.

- Санат Кайрслямович, как вы прокомментируете эту информацию? Мы знаем, что этот человек представляет консервативные слои Ирана, известен своей жёсткой риторикой в адрес США и Израиля. Не расколет ли этот факт иранское общество?

- Нет, не думаю. Тут надо иметь в виду, что Ахмадинежад не получил одобрения от рахбара - аятоллы Али Хаменеи, который является фактическим правителем страны. То есть это не был явный запрет. Скажем так, Ахмадинежаду «не посоветовали». И эта новость попала в местную прессу. Тем не менее бывший президент чувствует, что у него немало сторонников, которые придерживаются линии на конфронтацию с Западом. К тому же надо учитывать систему выборов в Иране. После регистрации начнётся проверка кандидатов в Совете стражей конституции. Это своего рода Конституционный суд. Окончательный список появится только в конце апреля. Пройдёт ли Ахмадинежад это «сито», покажет время.

Беседовал

Юрий КИРИНИЦИЯНОВ

http://aif-kaz.kz/node/1901