|||

Казахстанский институт стратегических исследований

при Президенте Республики Казахстан

Послание Президента Республики Казахстан народу Казахстана

Рост благосостояния казахстанцев: повышение доходов и качества жизни

 

Благополучие народа и вхождение Казахстана в число 30 развитых стран мира 

долгосрочная цель нашего независимого государства.

Мажилис – это «тройственный союз» ? Реальная или кажущаяся многопартийность казахстанского парламента
Год назад в Казахстане состоялись парламентские выборы. Мажилис из «одноцветного», где все депутаты были членами пропрезидентского «Hyp Отана», стал трёхпартийным. Добавились партия «Ак жол» и коммунисты. Что изменилось за год? Об этом рассказывает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК, доктор политических наук Юрий БУЛУКТАЕВ.

- Юрий Очирович, в своё время казахстанская оппозиция отказывала парламенту в легитимности на том основании, что в зале заседают представители одной партии. Теперь их три. Но критики не унимаются. Дескать, все три политические организации не слишком-то отличаются друг от друга. Голосуют синхронно. Одним словом, никакой интриги. Никакой политической борьбы. Что вы на это скажете?

- Критика эта вполне ожидаема. Если даже в следующем составе мажилиса будет пять партий, то, уверяю вас, тот, кто не пробьётся в законодатели, останется недоволен. Своеобразный «синдром трамвая». Как только человеку удаётся протиснуться в переполненный трамвай, он меняет «логику бунта на логику влезших», если вспомнить поэта Евгения Евтушенко. Такая доля и такая функциональная обязанность у оппозиции - быть недовольной и критиковать власть.

Однопартийный парламент свою задачу – быть по-настоящему представительным органом – конечно же, не выполнял. Ведь мажилис в идеале – это средоточие представителей разных общественных сил. А поскольку партии выражают интересы различных групп населения, то сегодня спектр общественного представительства худо-бедно расширен. Это значит, что и возможностей выполнять представительную функцию у мажилиса теперь больше.

- Теперь у нас всё, как у людей. «Hyp Отан» – центристская партия. «Ак жол» – средний класс и выше, мелкий и средний бизнес, крупная буржуазия. На левом фланге – «народные коммунисты». Но подчас, как утверждают некоторые аналитики, наш мажилис напоминает «тройственный союз». Поскольку все три партии в течение этого года действовали на удивление слаженно, напоминая Верховный Совет Казахской ССР.

- Я напомню, что «Ак жол» получил восемь мест, а коммунисты - семь. При всём желании они не могут противостоять нуротановскому большинству, у которого 83 депутатских мандата. Конечно, важно, что не только «Hyp Отан», но и «Ак жол», и КНПК получили возможность реализовать в конкретных законодательных инициативах своё видение тех или иных вопросов общественного и государственного развития. Но ведь «особая позиция», «партийная борьба» – это не самоцель. Проблема заключается в том, что партиец, став членом парламента, продолжает служить партии и в новом качестве. Депутат же высшего законодательного органа страны в первую очередь представляет всё общество и уже во вторую - свою фракцию. То есть он решает задачи не партийного, а более высокого, национального уровня. Следовательно, эффективность законотворческой деятельности во многом зависит как от компетентной работы фракций, так и от нахождения разумного баланса в конфликте двух социально-политических статусов: общественно-государственного и внутрипартийного. Поэтому в значительной мере успешное выполнение представительной функции зависит от уровня компетенции депутатов, их порядочности. Это повышает уровень требований к личности народного избранника. В этой связи не вижу ничего страшного, если по некоторым позициям взгляды мажилисменов совпадают. К примеру, в октябре 2012 года депутатам трех партийных фракций удалось найти сбалансированную формулу государственных расходов, основанную на экономичности и эффективности. По итогам пленарного заседания депутаты проголосовали за принятие проекта закона РК «О республиканском бюджете на 2013-2015 годы». Результат – принятый трёхлетний бюджет носит социально направленный характер.

Но я бы не сказал, что всегда и во всём взгляды депутатов совпадали. Ведь что отличает парламентскую партию от той, которая туда не попала? Правильно: доступ к трибуне. В течение этого года, если рассматривать проблему в целом, и акжоловцы, и коммунисты свою функцию выполняли. То есть в меру своих возможностей пытались реализовать партийные программы. Акжоловцы, позиционирующие себя как правофланговые в идеологическом континууме, пытались добиться более комфортных условий для отечественного бизнеса, депутаты от КНПК (левые) нажимали на социальные льготы и защиту интересов наёмных работников.

Депутаты фракции КНПК менее заметны на парламентском фоне, может быть, потому, что реальный потенциал у партийной структуры невелик. К примеру, недостаток политического веса не позволил фракции довести свою инициативу о выражении вотума недоверия правительству до технического решения. Однако они стараются быть последовательными в выполнении своих предвыборных обещаний.

-Тем не менее, вы же не станете отрицать, что жёсткой межпартийной полемики в стенах мажилиса мы с вами не наблюдали. Это ли не признаки «тройственного союза»?

- Не соглашусь с вами. Дело в том, что межпартийная полемика – это целая наука, которую в развитых западных странах постигали столетиями. В постсоветских государствах с этим пока туго. Возьмите соседнюю Россию. Уж сколько времени прошло, как стены Госдумы покинул Борис Грызлов, но в историю он войдёт автором скандальной фразы «парламент – не место для дискуссий». То же самое и в мажилисе. Но разница в подходах у разных партий присутствовала. Особенно во время «правительственных часов», когда отчитывались высокопоставленные чиновники. К примеру, министра сельского хозяйства Асылжана Мамытбекова крепко «пощипали» и коммунисты, и нуротановцы. И это логично, поскольку наиболее уязвимые слои населения имеют сельскую прописку. Не думаю, что во всех бедах аулов и сёл виновен господин министр, но это уже другой вопрос...

- Есть ли шансы у нашей «непримиримой» оппозиции? Вам не кажется, что на партийном поле воцарилось какое-то затишье? По-моему, оппозиция дрейфует в сторону явных маргиналов. И порой перехватывает лозунги национал-патриотов...

- Я бы не стал рассматривать союз ОСДП и «Азата» как «конгломерат непримиримых». Вполне понятная политическая организация с определёнными лозунгами. Но то, что акжоловцы - в меньшей степени, а коммунисты - в большей отобрали у отечественных социал-демократов значительную часть своего электората, это факт. Ну, а кто остаётся? Правильно, «национал-ориентированная» часть общества. При этом прошу заметить, что все парламентские партии единодушны в своём стремлении сохранять национальные традиции и развивать государственный язык. Так, что особо в этом секторе не разгуляешься. Проблема социал-демократов (да и всей оппозиции) в том, что они недостаточно консолидированы. Много вождей, разные позиции и заявления, которые не всегда стыкуются друг с другом. Возможно, им следует заняться переформатированием партийного «войска», выработкой консолидированных позиций и тщательно подготовиться к новым выборным баталиям. Радикальной можно назвать незарегистрированную партию «Алга!». Правоохранительные органы считают, что её лидер нарушил закон и совершил уголовное преступление. На Западе его называют «узником совести». Полемика то затихает, то вспыхивает с новой силой. Власть дала понять: никому не позволит разговаривать с «позиции силы». В конце концов, это её право. Ну а в остальном вы правы. «На партийном фронте без перемен», - позволю себе перефразировать известный роман Эриха-Марии Ремарка.

Беседовал Юрий КИРИНИЦИЯНОВ

Интервью опубликовано в еженедельнике «Аргументы и факты Казахстан», 30.01.2013г