|||

Казахстанский институт стратегических исследований

при Президенте Республики Казахстан

Послание Президента Республики Казахстан народу Казахстана

Рост благосостояния казахстанцев: повышение доходов и качества жизни

 

Благополучие народа и вхождение Казахстана в число 30 развитых стран мира 

долгосрочная цель нашего независимого государства.

Понаехали тут…
По данным Всемирного банка, Казахстан сегодня занимает девятое место в мире по числу прибывающих мигрантов. Кроме того, растут масштабы и внутренней миграции: с каждым годом все больше сельских жителей пытаются обустроиться в крупных городах страны. В целом общество более или менее лояльно относится к приезжим, но не обходится и без разного рода фобий. Эксперты же предупреждают, что миграционные проблемы нужно решать сейчас, пока они не перешли из экономической плоскости в ранг вопросов национальной безопасности.

Сказ о большой деревне

Эксперты различных мастей неоднократно высказывались о том, что уровень внутренней миграции заметно вырос. По некоторым данным, с 1993 года этот показатель увеличился в три раза. Впрочем, большинство аналитиков воздерживаются от каких¬либо оценок реальных масштабов передвижений внутри страны. И в самом деле, как подсчитать приезжих, большинство из которых не имеют прописки и нигде не зарегистрированы?

– О масштабах данного процесса судить сложно, – говорит советник директора Казахстанского института стратегических исследований Мухит Асанбаев. – Но, по данным пров <6261> еденного в прошлом году социологического опроса, почти половину переселенцев в Алматы составляют выходцы из сел практически всех областей Казахстана. Примерно такая же картина и во всех других крупных городах. Только в Западном Казахстане большинство сельского населения пытается обустроиться на местах.

Как свидетельствует статистика, бывшие сельчане чаще всего пытаются найти место под солнцем в Алматы и Астане, а также в их пригородах. В частности, в южной столице реальная численность населения, по оценкам экспертов, в полтора¬два раза выше официальной. При этом большинство внутренних мигрантов прибывают из сельской местности близлежащих к Алматы районов. Но немалая доля переселяется и из более отдаленных регионов: например, число приезжих из Восточно¬Казахстанской области превышает 17 процентов от общего числа переселенцев.

По словам экспертов, да и по личным наблюдениям алматинцев, приезжих в городе становится все больше. Не секрет, что выходцев из сел коренные жители недолюбливают и даже побаиваются. Опасаются, что многие из тех, чьи надежды в большом городе не оправдаются, пойдут по кривой дорожке. Специалисты же говорят о необходимости строгого учета внутренней миграции и принятия адекватных мер.

– Проблема внутренней миграции началась не вчера, – считает Мухит Асанбаев. – Целый комплекс факторов обусловил постепенный отток сельского населения – и то, что села долгое время находились в стагнации при одновременном развитии промышленных центров, и вполне понятное желание сельчан дать своим детям хорошее образование. Кроме того, многие бывшие совхозы были расформированы, и сельчане двинулись в города. Сейчас нам нужно разработать не одну какую-то программу, а комплексный государственный подход к решению данной проблемы.

Прежде всего, конечно, нужно поднимать село. Подобные программы разработаны, но, как отмечают специалисты, чаще всего они носят исключительно декларативный характер, а иногда даже могут ухудшить ситуацию. К слову, один из высокопоставленных чиновников в личной беседе с журналистами сказал, что одну из волн внутренней миграции спровоцировала государственная программа, согласно которой аулы были поделены на перспективные и неперспективные. В результате, по его мнению, жители селений с низким потенциалом оказались один на один со своими проблемами. Впрочем, эксперты с этим мнением не согласны. Точнее, некоторые аналитики считают, что данная программа, как и некоторые другие сельскохозяйственные начинания, пока не дала вообще никаких результатов – ни положительных, ни отрицательных…

Гастарбайтерам закон не писан

Не изменилась и ситуация с репатриантами. Как считает руководитель Правозащитного центра Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Виктория Тюленева, проблемы оралманов уже на протяжении нескольких лет практически не двигаются с мертвой точки. К этим людям общество относится настороженно, что обусловлено прежде всего языковым барьером и различием менталитета. Нередко можно услышать мнение, что в местах массового расселения оралманов могут возникать очаги социальной напряженности. В частности, говорят, что именно репатрианты незаконно заселяются в микрорайонах на окраинах южной столицы.

– В данных проблемных районах произошла подмена понятий, – утверждает советник директора КИСИ Мухит Асанбаев. – На самом деле там проживает очень мало оралманов. Причем многие из них квалифицированные специалисты, имеющие ученые степени. Единственная их проблема – это языковой барьер: они не ожидали, что здесь им придется учить русский… А в пригородах живут в основном переселенцы из разных регионов Казахстана и выходцы из стран Средней Азии.

Официальные данные в полной мере подтверждают слова эксперта. Так, например, по состоянию на первое июля в Алматы приехали тринадцать семей оралманов. Однако эти показатели отражают только число мигрантов, приехавших по квоте. Реальное же количество переселенцев оценить сложно, поскольку многие репатрианты возвращаются на историческую родину вне рамок государственной программы.

Тем не менее, как считает Мухит Асанбаев, основная масса мигрантов – это гастарбайтеры. Так, проведенное в прошлом году социологическое исследование миграционной ситуации в Алматы показало, что во многих населенных пунктах практически половина всех переселенцев – это выходцы из соседних центральноазиатских стран. Так, например, этнические узбеки в ряде микрорайонов южной столицы составляют более сорока процентов от общего числа мигрантов. А численность мигрантов из Кыргызстана колеблется от двенадцати до тридцати процентов в различных пригородах Алматы.

К слову, по данным Госстатагентства, за девять месяцев нынешнего года в Казахстан иммигрировало около 39 тысяч человек. Причем этот показатель на 11 процентов меньше аналогичного в прошлом году. Примечательно, что эксперты в области миграции озвучивают совсем другие цифры.

– Работающие с мигрантами ведомства утверждают, что в этом году поток увеличился в полтора раза, – говорит Виктория Тюленева. – И они забили тревогу, потому что большинство приезжих – это трудовые мигранты, работающие нелегально.

По мнению руководителя правозащитного центра, после проведенной в прошлом году легализации трудовых мигрантов все вернулось на круги своя: легализованные опять стали нелегалами, а миграционные органы вновь прибегают лишь к силовой тактике. А произошло это потому, что легализация привязывала трудовых мигрантов к одному работодателю на три года. При этом большинство гастарбайтеров – работники сезонные…

– На сегодняшний день в Казахстане совершенно не выстроена система отношений между работодателем и так называемой неквалифицированной рабочей силой из других стран, – считает Виктория Тюленева. – Сейчас гастарбайтеры попадают под законодательство, которое регулирует отношения между работодателями и квалифицированной рабсилой, но они не могут соответствовать этим требованиям. Тем не менее Казахстану эти люди нужны. И нам необходимо выстроить грамотную систему управления миграцией. Если же этот процесс не перевести в правовое поле, он будет продолжаться вне его. А это приведет к гораздо большим негативным последствиям для страны, в том числе и для национальной безопасности.

Эксперты сходятся во мнении, что разовые акции не облегчают миграционной ситуации. Помимо усовершенствования законодательства нужно реализовывать комплексные программы практически во всех отраслях. Так, достойную жизнь сельскому населению нельзя обеспечить, поддерживая только аграрный сектор. Необходимо создавать современную инфраструктуру, включающую как бытовые блага, так и возможности для получения качественной медицинской помощи и должного образования. Что же касается трудовых мигрантов из других стран, то без адекватного законодательства никакие меры не будут действенными.

Экспертное мнение

В одном из социологических опросов, выполненных по заказу департамента внутренней политики Алматы, приводятся данные о том, что подавляющее большинство мигрантов из Китая изъявляют желание осесть в Казахстане. Причем 60 процентов из них – этнические китайцы. Власти негласно, но твердо препятствуют миграции из Поднебесной. Но многие эксперты считают, что это не поможет… Эта тема нередко обсуждается на различных уровнях и всегда сводится к двум выводам: одни утверждают, что китаефобия имеет под собой реальную основу, другие уверяют, что пока поводов для беспокойства нет.

PRO

Виктория Тюленева, Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности, координатор проекта «Правовая помощь мигрантам»:

– По этому поводу стоит обратиться к лекциям Мурата Мухтаровича Ауэзова, который помимо всего прочего известен как китаевед. Он говорит, что угроза китаезации надуманна. Мне кажется, что китаефобия в нашем обществе стала следствием неправильного преподнесения материала, а где¬то, может, и целенаправленной политики. Озвученные в прошлом году данные миграционной полиции свидетельствуют о том, что в Казахстане постоянно проживает всего 380 выходцев из КНР. О необоснованности китаефобии говорят и данные других ведомств, с которыми я работаю.

CONTRA

Мухит Асанбаев, Казахстанский институт стратегических исследований при президенте РК:

– Если вы пойдете на барахолку, то там встретите очень много китайцев. Да и в городе их нередко можно увидеть. По некоторым данным, в стране сейчас проживает до 300 тысяч граждан Китая. Причем они не только заключают здесь фиктивные браки, но и по фиктивным адресам посылают друг другу приглашения. И вот что интересно: в самом Китае проживает очень много этнических казахов, которые желают переселиться на историческую родину. Но их не выпускают из страны – чтобы получить разрешительные документы, оралманам надо ходить по инстанциям 3-4 года. При этом для «своих» в Китае действует льготный режим: те же документы оформляются за 2-3 месяца. То есть создаются все возможности, чтобы этнические китайцы имели возможность обосноваться за пределами страны. Канада и Австралия, например, вообще не принимают китайских эмигрантов. И это нормально, потому как прежде всего надо защищать свои национальные интересы.

К слову, в интернет-пространстве активно обсуждаются вопросы получения гражданства, прописки. Так, например, стоимость фиктивного брака варьируется от нескольких сотен до нескольких тысяч долларов. А прописку в Алматы и вовсе можно «купить» за тридцать тысяч тенге. При этом многие эксперты утверждают, что китайцы чуть ли не поголовно вступают в браки с казахстанцами. Тем более настораживает тот факт, что доказать фиктивный брак довольно сложно, а наказания за это и вовсе никакого не предусмотрено.

– Заключение браков с китайцами – это единичные случаи, один-два раза в год, – утверждает начальник отдела загс департамента юстиции Алматы Гульнара Кокобаева.

Так что не знаю, как насчет тихой экспансии, но ассимиляция нам пока точно не грозит. Породниться с жителями Поднебесной казахстанцы пока не спешат.

Юлия Мамырбаева

http://www.izvestia.kz/news.php?date=26-10-07&number=9

26 окт 2007