|||

Казахстанский институт стратегических исследований

при Президенте Республики Казахстан

Послание Президента Республики Казахстан народу Казахстана

Рост благосостояния казахстанцев: повышение доходов и качества жизни

 

Благополучие народа и вхождение Казахстана в число 30 развитых стран мира 

долгосрочная цель нашего независимого государства.

По следам номадов

Мурат Лаумулин, главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК

«Семь граней Великой степи» – очень нужная и своевременная статья. История казахов и Казахстана и в более широком контексте – Центральной Азии и Евразии, а также история номадизма и роли кочевых народов ставили перед мировыми исследователями длинный ряд вопросов, на многие из которых до сих пор не найдено ответа.

Когда казахи были в демографическом меньшинстве в собственной республике, им приходилось отстаивать права на собственную историю. Статья расставляет все точки над «i». Мы должны гордиться своей историей, знать, изучать и помнить, кто мы, откуда, где наши корни. Как говорил Олжас Сулейменов, «возвысить степь, не унижая горы». Он как раз имел в виду наше блистательное прошлое.

Вклад кочевников в историю человечества уникален. Президент в своей статье призвал объективно изучить их роль, опираясь на строгие научные факты, – этим должны заняться специалисты. Важно расширить и углубить темы, поднятые Главой государства в «Семи гранях Великой степи».

Казахи, безусловно, являются по своему происхождению «детьми степей». Степь и кочевой образ жизни наложили неизгладимый отпечаток на их представления, язык, обычаи и поведение.

Археология идентифицирует остатки около 200 неолитичес­ких поселений, разбросанных по всей территории Казахстана. В середине второго тысячелетия до нашей эры здесь развилась добыча и обработка меди и бронзы. Жители региона разделились на землепашцев и скотоводов. В первом тысячелетии до нашей эры о своем появлении заявили кочевые племена. В третьем столетии до нашей эры в регион пришли новые, прототюркские группы кочевых скотоводов.

По мнению ряда исследователей, в течение по меньшей мере двух-трех тысячелетий на пространстве, которое занимает сегодняшний Казахстан, происходили события, определившие впоследствии лицо современного мира. Именно здесь человек впервые приручил лошадь и оседлал ее. Здесь первые протокочевники отделились от своих аграрных соплеменников и перешли к кочевому образу жизни. Здесь впервые выплавили железо и стали производить оружие.

Здесь рождались и аккумулировали свои силы огромные орды воинственных кочевых племен; отсюда они шли штурмовать Великую Китайскую стену, укрепления Византии, Рима, Багдада и Дамаска. Саки, гунны, тюрки, кипчаки, огузы, татары, монголы, ногаи... Всех их можно считать антропологическими предками современных казахов.

Существует предположение, что дальние предки казахов и других пастушеских народов Центральной Евразии говорили на языках восточноперсидской группы. И до сих пор в казахском языке можно найти корни слов, которые роднят их с другими индоевропейскими народами – иранскими, германскими и славянскими.

Отдаленные предки казахов по своему внешнему облику напоминали больше европейцев, чем монголоидов, о чем говорят многочисленные археологичес­кие находки. Но со временем, когда стала нарастать экспансия тюркских племен Алтая и Сибири, язык, внешний облик, обычаи и культура местных племен начали необратимо меняться. Язык стал тюркским (его еще называют алтайским, то есть тюрко-монгольским), внешний облик – монголоидным, то есть более азиатски выраженным, обычаи изменились в сторону большей солидарности и организованности.

Новая этническая группа – тюрки – создала в центре Евразии много государств, великих степных конфедераций и империй с V по XV век. Это были многочисленные каганаты, ханства и орды, которые носили разные названия, но неизменно в цент­ре их территорий лежала казахская степь.

Самым великим потрясением для Евразии стало создание Монгольской империи, простиравшейся от Тихого океана до Черного и Средиземного морей, от Кореи до Триеста, от Сибири до Месопотамии. Хронистам домонгольской эпохи были хорошо известны названия всех племен, вошедших впоследствии в сос­тав казахской нации. Часть из них противостояла монголам, другие составили их боевую мощь. К моменту вторжения в Европу армия Чингисхана на 95% состояла из племен, чьи кочевья находились в Казах­стане и Южной Сибири.

Относительно быстро по историческим меркам тюркским племенам удалось избавиться от владычества монголов, но к тому времени произошли необратимые изменения: от Чингисхана и монголов они унаследовали политическую организацию, правящие династии и принципы экономического и политического управления. Так происходило зарождение казахской нации.

В ходе многочисленных исторических процессов в начале XV века части племен удалось создать в Семиречье, в регионе современной Алматинской области, собственное ханство, которое впоследствии получило название Казахского, а племена, вошедшие в него, стали гордо именоваться казахами. Вскоре они вышли за пределы Семиречья, объединив вокруг себя десятки племен и родов, принявших общее название «казах», но сохранивших свою родоплеменную идентичность.

Таким образом, в середине XV века несколько племенных группировок образовали на территории Могулистана между Трансоксанией и озером Балхаш сердцевину того, что стало известно потом под названием Казахское ханство.

Классическое казахское общество (с XVI по XIX в.) базировалось на кочевом образе жизни, обычном праве (адат) и исламском законодательстве (шариат). Главным занятием оставалось животноводство. Казахское ханство делилось на 3 крупные части: Старший, Средний и Младший жузы. Традиционное казахское общество характеризовалось структурной иерархией, основанной на племенной и родовой организации, включающей в себя аристократию, общинников и духовенство.

В целом изучение кочевничества как особого исторического типа цивилизации выходит далеко за рамки исследований собственно номадизма и затрагивает очень широкий круг дисциплин – этнографию, археологию, тюркологию, сравнительное языкознание и так далее, то есть является фактически фрагментом обширного комплекса всей истории Цент­ральной Евразии.

Как ни удивительно, в течение долгого времени кочевничество как таковое специально не изу­чалось. Для советского периода такое положение дел вполне объяснимо: изучение истории было вынуждено следовать официальной, «марксистско-ленинской» доктрине, которая не давала возможности исследовать кочевой тип хозяйства иначе, чем в рамках догматической теории. Изучение казахского номадизма продвигалось усилиями отдельных энтузиастов, которые могли осветить только его узкие аспекты.

Самый интригующий вопрос истории Великой степи – это причина, толкавшая кочевников на массовые переселения и походы против земледельческих цивилизаций. В современной историографии насчитывается ряд концепций или теорий, пытающихся объяснить этот феномен мировой истории.

В самом обобщенном виде их можно свести к следующим тезисам: разнообразные глобальные климатические изменения; воинственная природа кочевников; перенаселенность степи; рост производительных сил и классовая борьба, ослабленность земледельческих обществ вследствие феодальной раздробленности; необходимость пополнения экстенсивной скотоводческой экономики посредством набегов на более стабильные земледельческие общества; нежелание со стороны центров оседлой экономики торговать с номадами, переизбыток продуктов скотоводчества; личные качества предводителей степных обществ; этноинтегрирующие импульсы (пассионарность).

Следует отметить, что в каж­дой концепции есть свое рацио­нальное зерно. Но все они в той или иной степени страдают преувеличением своего фактора. Часть ученых считает, что история огромных пространств Внутренней Азии (Центральной Азии, Сибири, Монголии, Китая, Тибета, Среднего Востока), Кавказа и Восточной Европы должна прочитываться в едином контексте на всем протяжении исторического периода с момента выхода кочевых народов на авансцену мировой истории. Единый культурологический тип Центральной Евразии базировался на схожем типе хозяйства и вытекавшем из него социально-иерархическом строе.

Несмотря на обилие теорий и концепций в современной номадистике, еще много вопросов остается открытыми. Центральный вопрос кочевниковедения, как и раньше, – проблема отношений между кочевыми и оседлыми цивилизациями: были ли они антагонистами или все же взаимно дополняли друг друга в процессе исторического развития человечества?

 

Казахстанская правда, 26 ноября 2018 г. // https://www.kazpravda.kz/fresh/view/po-sledam-nomadov2